09 Февраля 2019

Интервью Владимира Спивакова о том, как дружба с Джесси Норман оказалась выше политики, почему не существует малых городов, как из 400 музыкантов для оркестра выбирали 100

6, 7 и 8 февраля в Белгородской и Курской областях в рамках культурной платформы АРТ-ОКНО состоялись гастроли Национального филармонического оркестра под управлением Владимира Спивакова. Вокальные номера вечер исполнила солистка Московского театра «Новая опера» и Венгерского государственного оперного театра Полина Шамаева. После концерта в Старом Осколе дирижер и солистка ответили на несколько вопросов корреспонденту портала Oskol.city Ольге Ульяновой.

О.У.: Как формировалась программа для концерта в Старом Осколе?

Владимир Спиваков: Мы каждый раз хотим показать что-то новое. Тщательно выбираем солистов, в том числе молодых, ведь для них это счастье выступить на одной сцене с таким оркестром. В этот раз нам также захотелось познакомить зрителя с сокровищами музыки, которые находят отклик в душе каждого человека. Мы выросли на этом, это наша жизнь. Это то, благодаря чему мы вообще чувствуем себя жителями нашей страны.

О.У.: Что для вас лично значат выступления в малых городах?

В.С.: В детстве нам в школе задавали писать сочинение на тему «Трагедия маленького человека». Помню, как я, готовя это сочинение, нервничал, мне было неловко рассуждать на такую тему… А когда повзрослел, понял, что маленьких людей-то нет. И маленьких городов тоже нет. Сейчас я в этом убеждён. Счастлив, что у меня благодаря фонду Алишера Бурхановича Усманова и культурной платформе АРТ-ОКНО есть возможность приезжать в такие города, как Старый Оскол. Работая с фондом и АРТ-ОКНО, мы уже давно знаем, что организация гастролей пройдёт на высоте и мы приезжаем не просто к зрителям, а к друзьям. Нас так принимают, что это уже давно стало взаимным счастьем.

О.У.: Вы руководите Национальным филармоническим оркестром с самого его основания в 2003 году. Как он изменился за 16 лет?

В.С.: Мы стали записывать музыку на грамм-пластинки, CD. Понадобилось 15 лет, чтобы оркестр поднялся на такую высоту. Сейчас выступили в Германии, Бельгии и Голландии – 24 концерта сыграли в лучших залах! И не было ни одного зала, который не аплодировал бы стоя, везде стучали, топали, кричали от восторга и даже плакали… Это невероятно. Теперь оркестр достоин такой реакции зрителя, но потребовалась огромная работа, чтобы достичь этого уровня. Я в своё время отслушал 400 человек, чтобы из них выбрать 100. Практически никто из музыкантов не покидает оркестр, потому что у нас очень хорошая атмосфера. Я уважаю людей, с которыми работаю, мы уже как семья.

О.У.: Как началась ваша дружба с проектом АРТ-ОКНО и фондом Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт»?

В.С.: Это давняя история. Мы как-то встретились в Кремле. Он мне: «Владимир Теодорович, вы давно были в Ташкенте?» «Очень давно» «Пора» «У нас нет времени…» «Один день. Найдите лишь один день». Мы нашли один день и полетели в Ташкент… Алишер Бурханович очень заботится о том, чтобы люди, которые работают на производствах, получали и духовную пищу. Эта идея привлекла меня, потому что мы не так часто можем выезжать в небольшие города. Да и не все города могут принять такой оркестр: создать условия для выступления, разместить, покормить… А у Алишера Бурхановича всегда потрясающая организация. Мы играем в Новотроицке, Железногорске, Губкине, в Старый Оскол не в первый раз приезжаем. «Виртуозы Москвы» давали здесь мастер-классы, некоторые местные дети даже поступили в центральную музыкальную школу. В общем, это уже не только дружеская, но и плодотворная работа.

О.У.: Каковы творческие планы на ближайшее время?

В.С.: В ближайшее время выступим в Губкине, в Железногорске. Затем пройдут гастроли «Виртуозов Москвы» в Прибалтике. В марте у Национального филармонического оркестра запланирован тур по столицам – Париж, Брюссель, Амстердам и Лондон. В мае выступим снова в Ташкенте, поскольку наша дружба с Алишером Усмановым продолжается. У нас очень плотный график, все расписано на два года вперёд.

О.У.: Есть ли у вас любимая публика или место, где вам хочется звучать всегда?

В.С.: Это Россия в любом случае и российский зритель. Здесь у нас проходят фестивали – на Урале, в Омске, в Сибири, Перми, во многих других городах... Мы готовим пять разных программ, не каждый оркестр может такое выдержать, потому серьёзно подходим к этому. Но мы много гастролируем и за рубежом.

О.У.: Национальный филармонический оркестр России и Виртуозы Москвы: какие у них характеры, что общее?

В.С.: Общее – потрясающее качество. Считаю, к нему надо стремится и на производстве, и в жизни, ведь это определяет статус. У «Виртуозов» свой репертуар, они блестяще играют, у них свои планы. Мне тяжело: иногда они меня ревнуют к Национальному филармоническому оркестру. Но я им всегда говорю: «Вы старшие, а Национальный филармонический оркестр – это мой младший ребёнок (улыбается). А младшему всегда нужно уделять больше внимания».

О.У.: Как собираетесь отмечать юбилей? Какие сюрпризы ждут ваших поклонников?

В.С.: Хотелось бы удрать подальше! Потому что тяжело выдержать юбилейные концерты. Пять лет назад на свой юбилей тоже хотел удрать, но моя жена Сати сказала: «Страна обидится» (смеётся). Я тогда, конечно, устроил концерт, приезжали знаменитые певцы. Одна только гениальная американская певица Джесси Норман чего стоит! У нас взаимоотношения с Америкой непростые, так ей там сказали: «Мы вам не советуем ехать в Москву, там недружественная атмосфера». А она ответила: «Я в Лондон поеду». И там в нашем посольстве ей шлёпнули визу, и она приехала в Россию – дружба выше политики! Выступал также украинский певец. Меня это радует, поскольку мне важно сохранять единство культурного поля, чтобы оно не распалось.

О.У.: Как давно вы выступаете на одной сцене с Владимиром Теодоровичем?

Полина Шамаева: Наше творческое сотрудничество началось десять лет назад с «Всенощного бдения» Сергея Рахманинова, из которого я исполнила второй сольный номер «Благослови, душе моя, Господа». Тогда выступала с огромным хором Академии хорового искусства, в котором было более ста человек. С Владимиром Теодоровичем мы встречались в большом зале консерватории на репетициях и позднее на концертах. Это был огромный опыт для меня как для вокалиста. С этого и началось наше плотное сотрудничество, которое с годами переросло в сольные концерты.

О.У.: Что для вас значит выступление на одной сцене с Владимиром Спиваковым?

П.Ш.: Работа с Владимиром Теодоровичем – это огромная ответственность и потому длительная тщательная подготовка. Я знаю, как маэстро относится к любой малейшей неточности и всегда переживаю, чтобы всё было идеально. Потому что, если не идеально, ты не будешь больше выходить на одну сцену с Владимиром Спиваковым. Это известный факт. Поэтому для вокалистов, поющих вместе с «Виртуозами Москвы» или Национальным филармоническим оркестром, это большая ответственность. Исполнение должно быть и техничным, и душевным одновременно.

О.У.: Как составляется программа концерта?

П.Ш.: Когда составляется программа, учитываются разные факторы. В этот раз программа была выбрана испанской тематики. Мы не могли добавлять в первое отделение другие произведения, поскольку должна быть выдержана одна концепция. У нас получилась испанская, знойная музыка. И французская тоже, но так или иначе с испанским колоритом.

О.У.: Во время концерта вы сменили несколько образов, который вам ближе?

П.Ш.: Ближе всего мне Далила. Я её воспринимаю как женщину, которую обидели, она хочет отомстить и потому своими чарами пытается околдовать Самсона, и ей это в итоге удаётся. Она мудрее, чем Кармен, которая несколько ветрена. Но она и более безумна. Далила ближе, потому что Кармен, на мой взгляд, ещё не дозрела. Образ должен в каком-то смысле отвечать жизненному опыту, потому что, если тебе нечего сказать, выходить на сцену смысла нет. Ты должен доносить публике то, что чувствуешь, неискренности быть не должно.

Ольга Ульянова
По материалам портала oskol.city