18 Ноября 2018

По стопам Гомера и Бояна. Новотройчане увидели спектакли в жанре сторителлинг

В рамках фестиваля искусств АРТ-ОКНО, учрежденного благотворительным фондом Алишера Усманова «Искусство, наука и спорт», в Новотроицке с успехом прошли гастроли московского культурно-образовательного проекта «Студия историй».

Актеры этой студии работают в редком для театральной сцены жанре сторителлинга.

– Можете называть нас сказителями, – предложил художественный руководитель «Студии историй» Константин Кожевников. – Из курса средней школы мы знаем, что в Древней Греции был такой наш предшественник – Гомер. Из былин, сказок и «Слова о полку Игореве» известно о существовании в Древней Руси сказителя Бояна. Что касается перевода, то человек, знающий хотя бы несколько английских слов, сам догадается, что «стори» означает «история», а «теллинг» – «говорение, рассказывание». В 2013 году Константин Кожевников увидел на одном из театральных фестивалей постановку датских актеров в этом жанре (интересно, что фамилия одного из сказителей была Андерсен – прим.автора) и заболел идеей создать нечто подобное на российской сцене.

В Новотроицке «Студия историй» решила рассказать о Петре Первом и Нильсе Всемогущем. Константин Викторович пояснил, что такое комбинирование спектаклей о реальной исторической личности и вымышленном персонаже уже апробировано на гастролях в других городах присутствия Металлоинвеста.

Актовый зал новотроицкого филиала МИСиС наполнен зрителями, но на сцене нет никаких декораций, а из реквизита – единственный стул. Никаких костюмов нет и на актерах, Константин Кожевников и Евгений Пеккер в современных брюках и рубашках. Фантазия зрителей, звуковые спецэффекты и мастерство рассказчиков – вот что поможет перенестись на 300 с лишним лет назад, в Русь времен «тишайшего» царя Алексея Михайловича. В «Нильсе Всемогущем» у актеров появляются две шляпы, красная и черная, да кусок оберточной бумаги – вот и весь реквизит. Но даже поклонники ослепительного антуража и ярких спецэффектов не остались разочарованными.

В обычном театре между сценой и зрительным залом во время спектакля существует незримый барьер. В сторителлинге эта прозрачная стена должна быть разрушена. Для этого Константин и Евгений используют прием интерактива. Актеры напрямую обращаются в зал, как на детских спектаклях в любом ТЮЗе. Более того, они просят зрителей поработать статистами. Вот актеры приглашают на сцену выбранных наугад мальчиков, сажают их рядышком на «трон» и говорят:

– Ты будешь царевичем Иваном, а ты – царевичем Петром.

Интересно, что один и тот же юный статист за время спектакля успевает сыграть несколько ролей третьего плана. Впрочем, взрослые зрители могут рассчитывать и на более существенное участие. Так получилось с новотройчанкой Людмилой Рудниченко, которая, не сходя с места, сыграла предводительницу гусиной стаи в «Нильсе Всемогущем».

– Вы заметили, что во время ваших интерактивов говорить о каких-то серьезных вещах бесполезно? На публику накатывают положительные эмоции, зрители начинают улыбаться детям…

– Конечно, заметили, – ответил Евгений Пеккер, – и делаем это осознанно: мы стараемся уловить момент, когда зритель, особенно юный, слишком загрузился объемом информации или серьезным пафосом. И таким способом даем публике небольшую передышку.

Спектакли «Студии историй» не только минималистичны по оформлению, но и лаконичны по хронометражу. Отсюда очень жесткий отбор фактов, которые иначе не уместить в один час: биографию Петра Великого или объемную книгу шведской писательницы Сельмы Лагерлёф «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями».

– Самыми точными в плане обращения к зрителю для меня остаются анимационные фильмы, переживания персонажей в них понятны всем зрителям. Для нас это некий ориентир, мы тоже стараемся, чтобы чувства героев, их моральные дилеммы были понятны и созвучны максимально большему числу людей, – признается Кожевников.

Судя по реакции зрителей, у них это получается.

Александр Проскуровский
Фото Резеды Яубасаровой